Les Quatre Cavaliers

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Les Quatre Cavaliers » Основной » Подозрительно мертвые лица


Подозрительно мертвые лица

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Кто: Алоис Вагнер, Фредерик Кассад, GM
Когда: вечер-ночь
Где: предместье Лондона

В уголовном судопроизводстве выделяются дела, приговор по которым влечет отчуждение недобросовестно приобретенного или нажитого имущества.
Простое на первый взгляд дело о мошенничестве с закладными и купчими на землю вновь сталкивают в зале суда давних противников. Казалось бы, все просто: обвиняемые арестованы, и многие из них даже сотрудничают со следствием, доказательства собраны и вся битва между адвокатом и обвинителем будет заключаться лишь в размере сроков. Процесс обещает быть быстрым, но приговор повлечет за собой арест и возвращение недобросовестно полученного имущества владельцам, в частности, государству. Но кое-кто не горит желанием возвращать заброшенный участок земли на окраине Лондона, где когда-то были церковь и кладбище, разрушенные еще во времена лорда-протектора. И этот кто-то готов пойти на самые радикальные и, надо сказать, нетривиальные шаги.

0

2

Одежда: Тёмно-серый костюм тройка в едва заметную полоску, чёрный галстук с неширокой серой полосой у самого узла, чёрные же ботинки.


Что может быть хуже трезвой пресной вечеринки? Только пьяная весёлая вечеринка, на которой одному конкретно взятому субъекту нельзя брать в рот ни капли горячительного. Нет, Фредерик не был заядлым любителем алкогольной продукции, но на свадьбе друга, сам Бог велел.
Однако, вот незадача, завтрашний процесс, висящий камнем над душой, срывал все планы. Не будь этого идиотского дела о мошенничестве, можно было бы забыть обо всём и присоединиться к... да хотя бы к этой восторженной мисс в аккуратном вечернем платье, сидящем точно по фигуре (и с такой же идеальной свободной причёской), что-то трещавшей без умолку над ухом Фреда уже четверть часа. С нескрываемой тоской в глазах, Кассад проводил взглядом важно прошествовавшего в противоположный конец зала официанта. Точнее, его поднос, заставленный бокалами различного содержимого. Со вздохом приложившись к своему холодному чаю, юрист улыбнулся собеседнице, прекрасно понимая, что его никому не нужные душевные страдания скоро вырвутся на свободу, материализуясь в кислую мину, которую сам Фредерик у себя терпеть не мог. Окутанная ореолом веселья девушка это заметит и постарается найти кого-то менее унылого. Впрочем, Кассада бы это не расстроило. Единственная причина, по которой он ещё не испарился сам - перспектива остаться один на один со своим полупустым стаканом. Или же попасться в руки счастливого жениха, ах, простите, мужа - Клинта Норвуда, коллеги и друга Кассада, чьё приглашение на сие знаменательное событие Фред не смог отклонить. Будь на месте Норвуда кто-то другой - было бы проще. Подавив тяжкий вздох, Фред в очередной раз улыбнулся собеседнице, которая на этот раз радостно вещала о том, как познакомилась со счастливой парой новобрачных.
- Это просто изумительно! Какие георгины! Лил всегда знала толк в декоре, но сегодня она превзошла саму себя!
В последнее время, у Кассада сложилось весьма неоднозначное отношение к цветам, что, как видно, отразилось на его лице. Восторгавшаяся украшением зала мисс, имени которой Кассад даже не пытался запомнить, надула губки и угрожающе вопросила:
- Вы не любите георгины?
Это прозвучало, почти как "Вы умрёте страшной медленной смертью, если подтвердите мои подозрения!"
- Что вы, они просто чудесны! - уверил её в своей преданности цветам Фред, за что получил одобрительную улыбку, кивок очаровательной головки и новую порцию восторгов, теперь уже посвящённых салфеткам.
Музыка, смех, разговоры, приглушённый свет и общая атмосфера веселья нервировали Фредерика всё больше и казалось, что мужчину уже ничто не может привести в иное расположение духа, как вдруг Кассад увидел того, кому это удастся без особого труда.
Мигом осушив успевший нагреться зелёный чай, мужчина со вздохом выловил у проходившего мимо официанта новую порцию, криво усмехнувшись мелькнувшему в другом конце зала знакомому затылку. Конечно, Кассад знал, что Алоис Вагнер так же был приглашён на этот праздник, как и большинство служителей Фемиды, с коими Фреду приходилось контактировать на работе, вот только мужчина в тайне надеялся, что Судьба будет благосклонна и не сведёт его с заклятым другом раньше завтрашнего утра. Настроение совершило резкий скачок и пропало где-то в самом низу предполагаемой для него шкалы, но Кассад даже не собирался его оттуда извлекать. К чему стараться?
Безымянная собеседница, как видно, размножалась почкованием. Когда Фредерик отвёл взгляд от причины ухудшения собственного душевного состояния, перед ним собралась небольшая группа из трёх человек, которые смотрели на мужчину не то что бы вопросительно, скорее с вызовом. Что он опять пропустил?
- Простите? - Фред принял невинный вид, отхлебнув успевшего опостылеть напиток.
- Что вы думаете об исходе завтрашнего слушания? - подошедший в отсутствие сознания Фредерика мужчина оказался отцом Клинта. Счастливый виновник торжества маячил где-то за спиной новоиспечённого собеседника Кассада и с молящим видом исполнял некий ритуальный танец, который Фредерик должен был интерпретировать, как просьбу занять родителя хотя бы на время. Юрист внутренне вздохнул и пустился в рассуждения, подействовавшие на было отодвинувшихся в сторону любительницу георгинов и её подругу совсем не так, как рассчитывал Кассад. Увы, они никуда не делись, а продолжили весело щебетать уже на два голоса, вставляя в предположительно серьёзный разговор реплики со своими измышлениями по делу. Это было весело. Но Фредерик, почему-то, только злился.

+2

3

Внешний вид: серый костюм-тройка, темно-синий галстук, черные лакированные ботинки; волосы зачесаны назад; перстень-печать на безымянном пальце левой руки.


- Положительно не понимаю. Объясни мне популярно. Тогда, может быть, я дам тебе свое благословение, которое и давать-то уже поздно, поскольку вот уже пару часов как ты закован в эти кандалы.
Это сообразное поздравление застало Клинта Норвуда вместе с крепким рукопожатием его товарища по студенческой скамье. Алоис всегда был скуп на теплые слова, хотя это отнюдь не значило, что все служило ему в неугоду. И пускай в этот вечер все обстояло именно так – в неугоду – Вагнер умело маскировал свою искренность шутливым настроением.
- Не думаю, что у меня получится, - добродушно отозвался Норвуд. - Мы с тобой совершенно по-разному смотрим на одни и те же вещи.
- Хорошо. У тебя есть деньги – зачем тебе ее приданное? У тебя есть связи – зачем тебе жена из семьи простого солиситора? Пускай она была бы кривая, рубцоволицая, по-другому увеченная, но Клинт, брать в жены первую красавицу и тем самым лишать себя такой потрясающей любовницы?
Жених рассмеялся.
- Постой. Мне показалось или это было то самое?
- Что?
- Благословение.
- Ни в коей мере, даже если тебе будет приятно так думать.
- Черт! Вагнер! Как на протяжении стольких лет тебе удается оставаться все таким же говнюком?
- Хм, дай-ка подумать, - Алоис положил руку на плечо Норвуда и мягко повернул его лицом к залу. – Покажи мне здесь хоть одного человека, которого нельзя поименовать тем же словом, которым только что ты поименовал меня, и я без прочих размышлений пойду пить с ним за твое здоровье, послав к черту завтрашний процесс.
- Я знаю тебя, ты никогда не поступишься этим своим так называемым принципом.
- Не поступлюсь, - согласился Вагнер. – Потому что найду компромат здесь на каждого. Даже если мы вдвоем встанем с тобой вон у того зеркала.  А. Вот, кстати, и твой отец. Кажется, он не слишком торопится надирать тебе задницу, как ты того боялся.
Алоис скрыл напрашивающуюся на его губы злую усмешку. Но причиной его внутреннего ликования было отнюдь не в присутствие на торжестве Норвуда-старшего, о сложностях в отношениях с сыном он знал не понаслышке, а в том, кто стоял подле него. Фредерик Кассад будто бы перепутал свадьбу с похоронами. Теперь Вагнер был просто обязан поднять этому сукину сыну настроение.
Подгадав нужный момент, Алоис присоединился к компании Кассада, которая как раз обсуждала завтрашний процесс. Делиться своими соображениями на этот счет он не полагал нужным, поэтому сопроводил один из вопросов миссис Хешер благосклонной улыбкой. Обратившись к Фредерику, Вагнер кивнул:
- У тебя аллергии на лимоны не будет? По твоему лицу можно сделать вывод, что ты съел их, как минимум, дюжину.

+2

4

Пустырь в предместях Лондона

Мужчина нервно мерил шагами пустырь – точнее, его часть: двадцать пять шагов в одну сторону, резкий поворот, двадцать пять шагов в другую. Он был в ярости. Резко остановившись, он посмотрел на небо и закричал, грозя ему кулаками.
– Да как они смеют?! Жалкие, паршивые смертные! Им не остановить меня! Они… они… они… – мужчина задохнулся от возмущения.
И закашлялся. Мужчина повернулся на каблуках и снова стал мерить шагами землю. Проходя свои двадцать пять шагов, он резко поворачивался, не забывая краем глаза наблюдать, как красиво развевается длинный, до земли, шелковый плащ.
Круг. Другой. Тридцатый. И в один прекрасный момент при резком развороте плащ попал под носок ботинка, запутываясь в ногах. Мужчина в черном, пытаясь сохранить равновесие, несколько раз резко взмахивает руками, становясь похожим на большую птицу.
– Кретин, – тихий издевательский смешок разрывает вечернюю тишину.
Это стало последней каплей. Мужчина в черном плаще выходит из себя.
– Ты! Это ты виноват! Ты должен был предусмотреть! – он подскочил к до этого молчавшему собеседнику. – Ты обещал мне, что все получится! Ты обязан, Аластар!
Мужчина лет сорока пяти, кого кричавший назвал Аластаром, непроизвольно сделал шаг назад и стряхнул с обшлагов пиджака слюну.
– Ну… Обещал – это громко сказано. Я сказал, что ты получишь место для ритуала, и ты его получил. Откуда мне было знать нюансы ваших человеческих законов?
Человек в плаще замахнулся на собеседника кулаком:
– И что ты мне прикажешь делать?! Завтра на нее наложат арест! Мы не успеем, время еще не пришло!
Аластар поднял глаза к небу и шумно выдохнул.
– Успокойся, Квентин. Я тут покопался в ваших законах – точнее, покопался в своем теле. Дело никак не выиграть, землю не отстоять, но есть один вариант: можно попробовать затянуть процесс.
– И каким же образом?! – Квентин перестал трясти кулаком перед носом мужчины в костюме и прислушался.
– Все очень просто: например, если пропадут – или скоропостижно скончаются – один или несколько участников процесса. До обвиняемых нам не добраться, но есть же еще адвокаты, обвинитель… судья наконец! Пока назначат новых… Это даст нам время – и ты сделаешь то, что должен.
– Точно! – Квентин улыбнулся, как будто эта идея пришла в голову ему. – Ты убьешь их, Аластар!
– Э, нет, Квентин. Я демон, а не наемный убийца, и не собираюсь вырезать всех, в кого ты ткнешь своим сухощавым пальчиком.
– Аластар, ты должен помогать мне! У нас договор! Ты знаешь, как в Аду заинтересованны в результате!
– Ты снова путаешь. Я консультант, а не прислуга. Я подал тебе идею, а исполнять ее будешь, как хочешь.
– И что же мне делать? – даже под плащом было заметно, как поникли плечи говорившего. – Я не смогу с ними справиться.
– Я не предлагаю тебе идти и убивать их самому, – в голосе Аластара появились такие же нотки, какие бывают у мамочки, которая терпеливо объясняет ребенку, что не надо есть дерн с лужайки. – Просто сделай то, что ты умеешь лучше всего. Ты же черный маг, некромант, в конце концов. Просто подними мертвецов. Я покажу тебе, где взять тела, и скажу, на кого их натравить.
– Да! Я это сделаю – они мне за все заплатят!

+2

5

Лёгкая ненавязчивая музыка, шум голосов, звон посуды, шорох ткани, запах цветов, всё это смешалось в один большой ком, внутри которого барахтался Фред. Мужчина с тоской подумал о том, чем бы мог занять этот вечер, если бы не это неожиданное приглашение, с которым Клинт тянул до последнего, по понятным причинам, стараясь держать всё в тайне. Впрочем, Кассад этим особенно не интересовался. Быть может, зря. Иначе бы сие событие не свалилось ему, как снег на голову. Но, что бы он смог сделать, если бы знал? Да и к чему? К чему сейчас все эти идиотские мысли?
"Чего ты от меня хочешь, милая?" - подумал Фредерик, глядя на одну из собеседниц, старательно строившую из себя полную идиотку. Ну что за дурацкая женская манера?
Кассад улыбнулся на невинный и до странного коллективный вопрос о его отношении к обвиняемому, и проговорил:
- Профессиональная тайна, вы же понимаете.
В этот момент, недавно видимый мужчиной неприятельский затылок совершенно неожиданно оказался в непосредственной близости. Его обладатель, во взгляде которого читалась извечная злорадная ухмылка, бесцеремонно влез в разговор, тем самым избавив Кассада от очередной бессмысленной реплики.
- Алоис! Какая встреча! - в голосе Фредерика не промелькнула и грамма наигранности. Даже взгляд изменился. Совершенно незаметно для самого юриста, в нём теперь не было отчаянной мольбы о срочной телепортации из общего зала.
- Увы, случается. Но не на лимоны, - приподняв стакан, мужчина улыбнулся, - Твоё здоровье.
Предстоявший разговор обещал быть интересным. Конечно, Фредерик сейчас с гораздо большим удовольствием остался один на один с собственными мрачными мыслями, но если уж подобного выбора ему не предоставили, придётся подчиниться капризу Леди Фортуны. Настроение Кассада, болтавшееся где-то в районе подвала здания, осторожно и ненавязчиво скользнув по наклонной, коснулось Адской Бездны. Хм, а он-то и не подозревал, что такое, вообще, возможно. Впрочем, достигнув в своём эмоциональном плане предполагаемого дна, Фредерик даже несколько приободрился. Это была какая-то странная эмоция, появлявшаяся в душе Кассада довольно нечасто. Интерпретировать эту гостью юрист не мог, но категорически не был против её присутствия. Забавно, а он и не знал, что обладает такой предрасположенностью к моральному мазохизму. Это стоило взять на заметку уже давно.
- О, как это интересно! - воскликнула мисс-георгины, протягивая затянутую в атласную перчатку руку вновь присоединившемуся к балагану Вагнеру.
- Я Шерри, Шерри Гласс. А это моя подруга - Мари Йонг.
Норвуд-старший внимательно посмотрел сначала на Кассада, затем на Вагнера и усмехнулся:
- Всё с вами ясно, господа.
С этими словами, он словно бы из воздуха материализовал в руках стакан с чем-то тёмным, и позвякивая блестящими в лучах искусственного света кубиками льда, довольно прищурился, готовясь созерцать некое шоу.
Фредерик мысленно закатил глаза к потолку.
"Начинается."

+1

6

Все это было одной злобной шуткой, однако, Вагнер нашел в себе силы продолжать улыбаться. Но с каждым новым мгновением видимая приветливость начинала превращаться в невидимое снисхождение. Впрочем, Алоис не был бы самим собой, если бы скрыл свою крайнюю осведомленность в происходящем в кругах служителей Фемиды.
- Очень жаль, что ваш отец не смог присоединиться к нам, мисс Гласс. Признаться, не знал, что венцом его многочисленных заслуг и достижений является такая обворожительная дочь.
Пропустив мимо ушей ее ответ, он обратился к Мари Йонг.
- Ваша наставница, госпожа Ваойлет Хетчер, лучший клоузер во всем Лондоне, весьма лестно отзывается о ваших талантах. 
«Работать не в своем интересе», - вслух озвучивать он это не стал.
С ее ответом Алоис поступил так же, как и с предыдущим, но при этом нарисовал на своем лице заинтересованное участие. Правда, долго заниматься самобичеванием в компании молоденьких будущих самодурок, с которыми профессиональная этика не позволяла даже переспать, Алоис был не намерен. Уличив момент, он тронул Кассада за локоть и кивнул в сторону от навязанной компании.
- Нужно поговорить, - произнес он и, прежде чем уйти, все-таки совершил маленькую гадость, обратившись непосредственно к мистеру Норвуду-старшему, - вас сын искал, кажется, я только что видел его возле музыкантов.
Избегая встречи на своем пути лиц, с которыми хотя бы мимолетный диалог для Вагнера был почти святейшей обязанностью, он вышел на практически безлюдную террасу особняка. Вечер был безветренный, но холодный. Достав из кармана пиджака портсигар, Алоис откинул металлическую крышку и, прежде чем взять оттуда сигарету, предложил угоститься Кассаду. У него действительно совсем вылетело из головы, что товарищ бросает свою вредную привычку, но понял свою не солидарную оплошность Вагнер уже только после поступившего с его стороны предложения. В совокупности с едкой усмешкой, нарисовавшейся на лице прокурора после осознания своей ошибки, все это стало походить на откровенную издевку.
- Извини. Вечно забываю, отчего у тебя такая злая рожа, - затянувшись, он облокотился на перила, глядя куда-то поверх стройного ряда преимущественно черных машин. Уже по одному молчанию стало ясно, что никакого такого дела у Алоиса к Фредерику нет, и придумывать он его не намерен.

Отредактировано Alois Wagner (05.04.2013 21:12:27)

+2

7

Белый микроавтобус – точнее, белым он был в первые годы после выпуска, а сие знаменательное событие произошло лет двадцать назад, а теперь его цветовая гамма переливалась всеми оттенками ржавчины – низко просев, полз по дороге.
– А ты точно уверен, что они сейчас там? – Квентин не блистал разнообразием и задавал один и тот же вопрос уже седьмой раз в течение двадцати минут.
– Да! – Аластар всегда отличался поистине ангельским терпением, но и оно начало сдавать.
– Надо же было им так далеко забраться! Мотаемся без перерыва уже пять часов! Да еще и свернули не туда! Ты мог бы сказать, Аластар, что там ремонт!
– Ваше темное магичество. Вы меня снова с кем-то путаете! А вы могли бы потратить десять фунтов на навигатор! По крайней мере тогда хоть что-то в этой рухляди стоило десять фунтов! А еще, – Аластар не скрывал язвительного тона, – а еще мы сэкономили бы много времени, если бы сначала не пришлось выгружать из вашей рухляди лежанку, стол и десять килограмм настольных игр! Но конечно, мы же не могли выкинуть «Подземелья и драконов» просто в канаву – мы должны были везти их в гараж! А потом отбиваться от вашей мамочки, которая пыталась накормить нас булочками! Знаете, ваше темнейшество, мне иногда кажется, что лучше бы я забрал душу вашей мамы: вышло бы больше толку. По крайней мере, у нее вкусные булочки…
– Они мне дороги. Они уже почти раритет. Там редкие карты… – пробормотал себе под нос Квентин, сжав руль так, что костяшки пальцев побелели.
При воспоминании о своей маме он поежился. Где-то в глубине своей душонки – ну, пока еще своей – Квентин боялся маму куда больше, чем всех сил Ада. Да и было за что: его мама к своим пятидесяти годам уже успела свести на тот свет двух мужей и сбагрить его старшего брата в армию. Квентин так и не заметил, что при упоминании Маргарет Аластар тоже поежился – благо, в те двадцать минут, что они пили чай, женщина буквально поедала его глазами, уже примеривая обходительного обаятельного мужчину на роль своего третьего мужа. Вот только Квентина ему в роли пасынка не хватало.
– А еще мы бы сэкономили кучу времени, если бы величайший из ныне живущих некромантов не останавливался свою порядком проржавевшую парадную карету у каждого оврага и не вытаскивал оттуда дохлую падаль. Я не знаю, как мистер Вагнер и мистер Кассад, но при виде этой ковыляющей кошки, сбитую – причем сбитую во времена Генриха Восьмого – даже мне стало дурно.
– Много – не мало. Хуже от пары лишних зомби точно не будет, – Квентин с диким треском переключил передачу.
– Квентин, жадность не красит истинного джентльмена, – Аластар на миг превратился в чопорного лондонского денди. – Все, здесь. Если ты, конечно, не хочешь сначала попытаться сбить их своим драндулетом.
Микроавтобус припарковался, и оба мужчины вышли из автомобиля. Аластар открыл задние двери машины, а Квентин, сделав несколько шагов, воздел руки к небесам, показав свои сухонькие кисти, и что-то трагично, на одной ноте, завыл. Аластар, уже не скрываясь, несколько раз ударился головой о дверь. На самом деле зомби уже давно были оживлены с помощью ритуала, а сейчас, можно сказать, просто спали. Достаточно было одной воли Квентина, чтобы они пошли, куда надо, но тяга этого сморчка к театральным эффектам, которые он позаимствовал из ужастиков семидесятых, была неистребима. Некромант довыл, и зомби, слегка покачиваясь, начали медленно выбираться из фургона. Если не считать подобранных животных, зомби были относительно свежие, но не все прилично выглядящие, потому что Аластар позаимствовал их в морге судмедэкспертизы: каждый день в Лондоне насильственной смертью умирает очень много людей. Зомби двинулись к месту назначения, а Квентин достал бинокль, чтобы лучше видеть происходящее. Самое удивительное, что вперед вырвалась как раз та самая дохлая кошка – не иначе почуяла собственного убийцу.
Несколько охранников скучали перед входом. Работа была достаточно скучной – ну что могло случиться на свадьбе людей из высшего общества, но при этом не кинозвезд. Правильный ответ: ни-че-го. Один из них заметил какие-то тени, приближающие к особняку, и остановился, вглядываясь в темноту. И тут между его ног пронеслась преснопамятная кошка. Охранник икнул и тихо пропищал «Мамочка…» В этот момент из темноты вышли и тени: семнадцать мертвецов – и это не считая животных – вряд ли кого-то оставят равнодушным. Охранник снова икнул, выхватил «Тазер» и выстрелил в одного из приближающихся. Это остановило бы даже бегущую пантеру, но на шатающегося мужчину не подействовало. Причиной этого было то, что за семь часов до происходящего его остановили четыре пули тридцать восьмого калибра в грудь – а после такого шоковая терапия даже бодрит. И тут у охранника прорезался голос, и он завизжал на такой ноте, что ему бы со слезами рукоплескали все самые знаменитые теноры мира.
Через минуту обоих охранников уже погребли под собою тела.
Гости уже явно обратили внимание на шум, а потом и на достойный Ла Скала вопль. А потом на освещенной веранде появились люди. Но, в отличие от фильмов Джорджа Ромеро ходячие мертвецы – а это были именно они – не стали стоять перед прозрачной преградой и скрестить о нее руками. У них была четкая цель. Один из мужчин подошел и ударился лбом в стекло, отшатнулся на несколько шагов назад и резко ударил во французское окно плечом, выбив его. Не смог удержаться на ногах и начал падать, нелепо взмахнув руками, и, чтобы удержать равновесие, вцепился в подвернувшегося под руку главу одного из комитетов лондонской мэрии. Пятидесяти с лишним летний мужчина весом более ста килограмм развил на редкость недюжинную скорость и, словно корабельное ядро, врезался в толпу гостей, волоча за собой, как на буксире, зомби. Окончательно немую паузу разрушила кошка, которая сначала вцепилась в чью-то щиколотку, причем с такой силой, что прокусила и туфлю, и ногу, а потом вспрыгнула на стол и понеслась по нему, сбрасывая посуду. А завершила она свой марш-бросок прыжком на фату невесты. Это словно послужило сигналом: среди гостей поднялась паника, которую с радостью поддержали гости незванные, которые разбредались по залу в поисках своих жертв. Хотя у некоторых видимо еще не до конца стерлась их человеческая память: например, один из зомби, сжав негнущимися пальцами нож, пытался разрезать стейк на тарелке. Стейк такого издевательства не выдержал и предпочел скрыться под столом, слетев с тарелки. Это привело зомби в полную ярость, и он всадил нож в лицо одного из пробегающих мимо обвинителей. Дохлая немецкая овчарка намертво вцепилась в ногу свекра, стараясь стащить того со стола, на который он взобрался. Еще кому-то из высокопоставленных гостей не повезло попасться под руку здоровенному голому мертвому негру, который схватил его одной рукой и приложил об косяк так, что проломил несчастному голову. В общем, веселье перешло на новый уровень.
Квентин возбужденно подпрыгивал на месте, то глядя в бинокль, то пользуясь внутренним зрением, с помощью которого видел глазами зомби.
– Они познают мою мощь!
Аластар хмыкнул. Он стоял, привалившись к боку фургона.
– Конечно, мессир, – не торопясь, набил трубку и раскурил. – А в принципе, как говорят русские: какая свадьба без драки?
Квентин посмотрел на него непонимающим взглядом: то ли не знал, кто такие русские, то ли вообще не бы уверен, что они умеют говорить.

+3

8

Тишина этой части особняка, после шума основного зала, неприятно давила на уши, но Кассад готов был терпеть это неудобство после неумолчного пустого трёпа, действовавшего на нервы куда больше. Впрочем, тут Фредерик поспешил с выводами. Кривая усмешка Алоиса, пришедшая на смену наивно хлопающим глазкам не обременённых интеллектом молодых леди, была не многим лучше. Пока Фред старался понять, правильное ли из двух зол он выбрал, Вагнер, в своей привычной манере, сунул ему под нос сигареты.
Совершенно машинально выловив одну из них, Фредерик лишь покачал головой. Для фееричного завершения этого вечера, юристу не хватало лишь сорваться и вновь провалиться в омут горького табачного дыма, объятья которого никак не желали отпускать свою несчастную жертву который год подряд.
Они, увы, были на террасе не одни. Ещё трое мужчин, сбежавших от шума толпы, мешали холодный вечерний воздух с ядом никотина.
- После той шикарной открытки на мой прошлый День Рождения, я уже ничему не удивляюсь, - излишне сокрушённо вздохнул Фредерик, внимательно глядя на чётко очерченный фильтр. Ещё пара мгновений и ни в чём не повинная сигарета, предварительно смятая, улетела куда-то в темноту. Нет, сегодня не тот вечер.
- Будем тут прятаться до полуночи, мой чёрный принц? - поинтересовался Кассад, сопровождая реплику отвратительным хрустом суставов. Выброшенная игрушка сейчас была бы очень кстати, но вряд ли ему стоит искать новую. Скривившись, как от зубной боли, мужчина сменил позу, повернувшись спиной к темноте сада, тем самым лишая себя возможности сцепить руки, и  безучастно скользнул взглядом по стеклянной преграде, отделявшей этот уголок покоя от основного действия.
Веселье было в самом разгаре, так что шум новоприбывшего авто Фредерика ничуть не смутил. Некоторые гости предпочитали запаздывать. Будь воля Фредерика, он бы здесь сегодня, вообще не появился. Но долг - есть долг.
- Если не свалить отсюда вовремя, нас завербуют в таксисты, - уныло протянул мужчина, вспоминая, как на прошлой неделе едва не попал на эту вакантную должность, ввиду того, что личный водитель судьи Раймонда Уэшера забыл о своих обязанностях и нажрался ещё больше своего великодушного работодателя.
Жуткий вопль, и раздавшийся вслед за этим грохот битого стекла, заглушили последнее, произнесённое юристом слово. То, что произошло потом, в план вечеринки, явно, не входило. Фредерик успел только отодрать себя от перил и утвердится на ногах, когда срывая лёгкую кремовую занавесь, сквозь прозрачные двери на террасу вывалилось нечто.
Всполошившаяся компания, оказавшаяся к извивавшемуся свёртку гораздо ближе Алоиса и Фреда, стремительно ретировалась внутрь поместья, что бы через минуту вернуться назад, неблагозвучно вопя на разные голоса.
- Какого чёрта? - успел выкрикнуть Кассад до невозможности интересовавший окружающих вопрос.
Ткань с треском разорвалась, выпуская на свободу отвратительное плешивое создание, на поверку оказавшееся овчаркой. Вот только, выглядела она не очень здоровой - одна из передних лап волочилась на едва державшейся привязи из сухожилий, глаза, затянутые белёсой плёнкой слепо пялились на людей, из раззявленной пасти вывалился безвольно болтавшийся чёрный язык. Жуткая тварь, распространяя вокруг себя отвратительное зловоние, после недолгих раздумий бросилась вперёд, на стоявших у перил вынужденных трезвенников. Когда подпорченная разложением животина прыгнула, окончательно потеряв искалеченную лапу, Фред машинально лягнул Алоиса в бок, выбивая заклятого друга с линии атаки. Животное не имело способностей к торможению в воздухе, а потому просто вывалилось прочь с террасы, скрывшись где-то внизу. Глухой стук и треск кустов заглушила сигнализация одной из машин, начавшая целую череду разномастного электронного воя, подхваченного соседними авто.
Сквозь проделанную овчаркой дыру уже лезло новое создание, окончательно убедившее Кассада в том, что исчезнувшая из поля зрения компания курила отнюдь не "Данхилл".
Фредерик сам не помнил, как оказался в общем зале и какого дьявола его потянуло в этот Ад. Уже пожалевший о своём внезапно проснувшемся любопытстве, мужчина с долей иронии подумал, что если бы не поджидавшая случайных беглецов овчарка, можно было бы поиграть в каскадёра.
Чудом увернувшись от летевшего ему в голову подноса с закусками, мужчина врезался спиной в стену, опрокинув на пол декоративный столик, на котором живописно возлежала чья-то кисть, отделённая от тела совсем недавно. Пальцы её всё ещё конвульсивно дёргались, когда страшная находка шлёпнулась на пол. Фред поймал себя на том, что пялится на кусок некогда принадлежавший кому-то из гостей, уже несколько минут. Всё происходившее в зале шло странным, приглушённым фоном, никак не желавшим выходить на передний план.
"Бред... Этого просто не может быть."

+3


Вы здесь » Les Quatre Cavaliers » Основной » Подозрительно мертвые лица