Les Quatre Cavaliers

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Les Quatre Cavaliers » Побочный » Заговоры, или где же правда?


Заговоры, или где же правда?

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Кто: Робин Гудфеллоу, Грейс Кэтрин Ливермор, Каролина Лид-Грейв
Когда: Ночь, с 12 на 13 августа 2011
Где: кладбище Кансал-Грин

0

2

Сказочные существа в современном мире стали до предела неотличимы от людей. И пусть им 17 лет или же они родились ещё до рождения сына Бога. И даже такое древнейшее создание, как дух хаоса, а по сути, его изначальное олицетворение, не избежал этой участи. Но в один прекрасный день для себя, и не очень хороший день для двух особ сказочного рода, хитрый дух решил развлечься. А как может себя развеселить тот, кого когда-то назвали отцом обмана? Конечно-же нашкодить по полной. Бесплотный и неуловимый дух метался по городу, и нашел себе две цели. Юную девочку-грима и уже пожившую на этом свете дини ши. И у безумного духа родилась идея столкнуть смертные жизни девушек, дабы напомнить одной и объяснить другой, кто они. Тем более, что мир уже зашатался, и апокалипсис близится. А погибнуть как смертный – что может быть более унылым и скучным? Однако задумка – это одно. А вот воплощение плана. Хотя стоп. Всё по порядку. В конце лета 2011 года, а именно 13 августа утром под дверь жилища Грейс Кэтрин Ливермор неизвестным было подброшено письмо, в котором было сказано, что некий господин, пожелавший остаться неизвестным, желает воспользоваться услугами Грейс. Услугами из числа не совсем законных, или, если точнее, совсем не законных, ибо дело, которое ей предстояло, выходило за рамки законов. Оплата была обещана не малая. Детали предлагалось обсудить лично. И, конечно, решение брать или не брать работу было целиком в руках фэйри. И вроде бы ничего странного, если бы не странное место встречи с заказчиком. Кенсал –Грин. Кладбище Всех Душ. Одно из кладбищ Магической Семёрки Да, ко всему прочему, и ночью, в половине второго ночи, если быть точным. Однако гонорар с большим количеством нулей буквально умолял пойти на встречу.
В это же время юной Каролине Лид-Грейв был подброшен пакет с указаниями от ордена Новых Тамплиеров. В поручении говорилось, что пакет вскрывать нельзя. Доставить его нужно ночью на кладбище Кансал-Грин. Прилагалось описание того, кому надлежало передать пакет. И время –тридцать пять минут второго ночи.
И, как ни странно, обе девушки направились на свои встречи, каждая в своё время. Первой пришла Грейс. У условленного места её ждала одетая в строгий деловой костюм женщина. Очки, не броский макияж аля натюрель. Это выдавало в ней секретаршу человека, погруженного в работу с головой. Женщина стояла у надгробия. Вот только её внешность в точности подходила под описание связного Каролины. Незнакомка молчала пять минут, разглядывая надгробие. Только ровно через пять минут она повернулась к Грейс и заговорила.
-Доброй вам ночи, мисс Ливермор. Прошу простить за эту таинственность и срочность…
Женщина не таилась и не шепталась, будто была уверена, что подслушать их было не кому. Хотя в десяти метрах от них пряталась только что подошедшая Каролина.
-Разрешите представиться. Я Афродита Клюзо, секретарь господина Алекса Романова, вашего, будем надеяться, будущего нанимателя.  Перейдём сразу к делу. Мой начальник является потомком императорской семьи и желает вернуть себе престол, в стране, в которой сейчас правят воры и убийцы, её великое прошлое. Увы, этому мешает один орден. Именуют себя Новые Тамплиеры. Представитель этого ордена перед вами. Если точнее, то я, как и вы, шпионка в этом обществе. У моего босса хватит средств и на захват власти и на устранение препятствий. Увы, нам не хватает кадров, достаточно искушенных в подрывной деятельности и саботаже. А господин Романов желает, что бы орден погиб именно лишившись своих союзников в правительстве и церкви. Поэтому я и связалась с вами. Сюда скоро прибудет другой агент Тамплиеров. Мы надеемся, что вы согласитесь на эту работу и начнёте немедленно, подменив собой меня. Увы, я должна вернуться к мистеру Романову. К счастью меня до этого не видели в ордене. Второй Тамплиер прибудет, по нашим данным, через пятнадцать минут. Это ваше время на раздумья. Увы, нет времени снабдить вас полной информацией по ордену, но это сейчас и не важно. Ваша цель – завладеть теми документами, что принесёт связной. Желательно мирным способом.  И так, ваше решение? Если вы согласны, то я спрячусь поблизости и прослежу за ситуацией и приду на помощь, если что-то пойдёт не так.
Женщина умолкла, давая понять, что всё, что произойдёт далее, зависит от Грейс. И что хоть они и стремятся всё сделать по тихому, но в случае отказа тому, кто придёт на встречу через пятнадцать минут, придётся расстаться с жизнью. И пока Грейс взвешивала все за и против, у Каролины было время подумать о том, что делать ей. С её стороны всё выглядело так, будто кто-то решил покуситься на её будущий орден, но немного прокололся – у ордена было описание внешности предательницы. Что ей делать? Бежать в орден и всё рассказать? Или поддаться порыву молодости и попытаться сыграть в шпиона? Узнать, кто такой этот Алекс Романов? И заслужить место в ордене, распутав заговор? Или попробовать перевербовать Грейс и использовать её против врага? А, может сначала попытаться выудить информацию, а потом напасть на этих заговорщиков в образе грима? Место самое подходящее.

Отредактировано Robin Goodfellow (14.01.2013 00:33:52)

+1

3

Прошу внимания, Грейс осторожна, и поэтому сейчас выглядит вот так

Одежда: темные брюки, туфли-лодочки, белая блузка. Лакированная сумочка. Волосы убраны в высокий хвост


Из-за пробок она не успела переодеться. Конечно, это было глупо - надеяться, что она успеет долететь из одного конца Лондона в другой, высидеть там деловые переговоры и потом вернуться домой, чтобы подготовиться к предстоящей встрече. Иногда она всерьез жалела, что сказки о феях, у которых крылья бабочек и стрекоз - не более, чем выдумки смертных. В условиях города, где каждый божий день весь центр и главные улицы забиты под завязку, где выходить из дома нужно с запасом в час и вообще проще продать машину и положиться на общественный транспорт, крылья бы ей оказались совсем не лишними. Но увы и ах, придется иметь дело с тем, что они имеют - мать-природа обделила их возможностью парить под облаками, а Господь Бог, наверное, вообще не участвовал в сотворении ей подобных. Поэтому теперь придется шататься по кладбищу в официальном костюме, на каблуках, рискуя серьезно навернуться и произвести на потенциальноо клиента не самое верное и не самое благостное впечатление.
Грейс вздохнула и выбралась из машины, огляделась больше по привычке - лучше заранее знать, что и кого оставляешь за спиной, шагая в темноту, и темнота быстро ее проглотила, подсвеченная слабыми огнями с прилегающей к кладбищу улицы, она шелестела листьями акаций, что давным-давно росли вдоль одной из аллей на Кенсал Грин, кладбище, которое знаменито своими катакомбами и тем, что в его крематории было сожжено тело Фредди Меркьюри и кремирован Теккерей. Начало этого кладбища Грейс видела своими глазами и помнила хорошо, как и свой последний приход сюда, по гораздо менее тривиальному поводу, тогда пришлось долго лечить ногу от укуса бешеного местного баргеста и убедиться на своей шкуре, что вой этой твари не обязательно сулит неизбежную смерть.
Наконец, в слабом свете электрического освещения между деревьев мелькнула гробница Мюльреди, в неясности ночи похожая на гору костей и черепов, и наметанный глаз заметил женскую фигуру, и тогда Грейс чуть расслабилась - женщина несильно отличалась от нее по внешнему виду, статусный вид, статусная одежда, дорогие очки, что позволяло быть уверенность хоть немного в том, что она не прогадала и не зря приехала ночью сюда, кода могла бы спокойно обнимать подушку дома в постели. Однако вместе с тем где-то внутри натянулась струна тревоги, и вековая интуиция уколола легким предупреждением, удержав от опрометчивой открытости. Подожди. Погоди. Никто из твоих прежних клиентов в здравом уме и памяти не назначал тебе свидания на безлюдном ночном кладбище. Это же не Чикаго тридцатых и даже не пятидесятые здесь, в Лондоне, в век технологий серый мир криминала уже не бегает по подворотням и кладбищам от полиции. Здесь что-то было не так, и когда странная дамочка начала излагать суть дела, ощущение это только усилилось. Россия... новые тамплиеры... царская семья... Выглядело это все странно, связи не прослеживалось никакой. Кажется, на ее памяти такое попадалось первый раз, обычно все было связано с деньгами и властью, а не с возвращением фамильной гордости или желанием отдать и вернуть долг давно утраченной родине, обычно все огранчивалось грязными деньгами и разборками между финансовыми гигантами, устранением конкурентов и другими серыми схемами, что царили в там, за яркими вывесками финансовой столицы Старого Света. Это снова задело внутреннюю струну тревоги, но но спине уже побежала дрожь предвкушения, потому что Гвиневер, фэйри из дини ши, почуяла столь любимую ей интригу.
То время, что ей дали, было катастрофически ничтожным для того, чтобы принять решение, но название той организации, за которой предлагалось следить, интриговало. Грейс быстро перебрала  все, что знала об этой шайке, но память упорно отказывала подсовывать нужные данные.
- Хорошо, по рукам, - наконец, сказала Грейс. - Один вопрос - зачем я Вам, если Вы сами можете взять документы?
Вопрос созрел быстро. Если Афродита не спешит ретироваться, тогда зачем ей вообще понадобилась помощь?
- Не логичнее было бы мне некоторое время изображать из себя тамплиера и уже потом завладеть документами?

+2

4

Внешний вид: бирюзовая туника, леггинсы в черно-серую полоску, синие кеды. Поверх короткая серая куртка. Волосы распущены, макияж smoky eyes, ногти выкрашены в черный цвет. На шее массивные синие наушники. С собой полосатый рюкзак.

   
На обросших зеленой листвой деревьях не всколыхнулся ни один листок, под ногами – ни одна травинка. Дуновение ветра коснулось только Каролины, даже вернее, ее плеча. Она запустила руку в карман куртки и выключила плеер и стянула наушники себе на шею.
- Загробного здравия тебе, дядюшка Чарли! – достаточно громко для могильной тишины произнесла Синяя, и только после этого порывисто развернулась на сто восемьдесят градусов. В полуметре от нее стояла фигура несколько тучного низкорослого мужчины с залысиной и большим клубнем на лице, вместо обыкновенного человеческого носа. Все было бы в порядке вещей, если бы сквозь пивное брюшко человечка не просматривался тот участок кладбища, который по идее он должен был загородить.
Синяя слегка наклонилась и также слегка прищурилась, после чего со всей серьезностью вынесла вердикт.
- Все идет лучше, чем можно было ожидать. Ты таишь на глазах, дядюшка Чарли!
- О да, но к лучшему ли это? - развел прозрачными руками призрак и вздохнул, как вздыхал всегда при жизни. Даже после смерти человеческие привычки никуда не деваются.
Каролина нахмурилась. Сделала два шага влево, три вправо и только потом снова обернулась к дядюшке Чарли лицом.
- А что не так? Все по правилам. Завтра твоя ненаглядная дочурка выходит замуж, выходит ведь? Выходит. За человека, который тебя вполне устраивает, устраивает ведь? Устраивает. Ты не оставляешь свою нежную малютку один на один с этим страшным и жестоким миром, не оставляешь ведь? Не оставляешь. Следовательно, тебя ничто не держит, и ты улетаешь туда, где вряд ли можно умереть от почечной недостаточности.
Чуток задумавшись, она добавила:
- Наверное.
Где-то вдалеке послышались чьи-то приближающиеся шаги. Каролина замолкла и, достав мобильный телефон, сделала вид, что усердно строчит сообщение. Спустя минуту мимо девушки парочка татофилов-туристов. Синяя позволила себе поднять на них взгляд, а затем, в виду незаинтересованности, опустила его обратно на экран. Когда шаги стихли, она скорчила им вслед рожицу и стянула со своего плеча рюкзак.
- Я, кстати, была в том доме, - наконец, продолжила Каролина. – Редкая развалюха, на месте твоей милой Сары я бы тоже постаралась от нее избавиться.
- Но она там выросла, - жалобным эхом произнес поникнувший призрак, - и я тоже… и мой дед…
- Сентименты, - хмыкнула Синяя, продолжая копаться в рюкзаке, бережно огибая полученную накануне посылку. – Похоже, страдаешь ими только ты в своей семье, ну и…в могиле. Ну да ладно. Эта болезнь ведь заразная, поэтому я решила тебе немножечко помочь…да где же они…ага!
Она победоносно вытянула из рюкзака конверт с фотографиями и маленький фонарик. Уловив на прозрачном лице дядюшки Чарли тень недоумения и заинтересованности, Синяя расплылась в улыбке.
- Я сделала снимки перед уходом из дома, а что на них – доставят через два дня к порогу новоиспеченной миссис Браун.
Каролина разложила на могильном камне снимки и посветила на них фонариком, толи для себя, толи для дядюшки Чарли, хотя, по сути, искусственное освящение никому из них не было нужно. Что до снимков: на них красовался аккуратный деревянный макет маленького двухэтажного домика с верандой и чуть приоткрытой входной дверью. Веранда не пустовала, ее занимали три человеческие фигурки. Одна старика в кресле-качалке, другая немного располневшего мужчины помоложе, по залысине которого можно было узнать самого дядюшку Чарли, и, наконец, маленькой белокурой девочки. На крыше красовалась цитата из романа Брэдберри: «Томас Вульф не прав. Домой возврат есть».
- Это же… - начал было одновременно сбитый с толку и растроганный призрак.
- Да, я подглядела в ваш семейный альбом, - созналась Синяя и собрала все снимки обратно в конверт, а конверт спрятала в рюкзак. – Так что только попробуй сказать, что ты несчастен, когда я с тобой прощаюсь!
Она похлопала сама себя по плечу?
- Ну-у?
- Я счастлив, Каролина, - улыбнулся дядюшка Чарли, - спасибо тебе за все.
- А еще?
- А еще ты лучший грим, которого я когда-либо встречал.
- Ага, - усмехнулась Синяя и закинула рюкзак за плечо. – Ну а мне пора. С мертвыми разобралась, пока послужить немножко живым.
- Все еще на посылках у этих стервятников?
- Пока, дядюшка Чарли!
- Эти игры могут добром не кончится, - продолжил он, но Каролина уже не слушала.
- Займи мне местечко рядом с собой, - развернувшись, она стремглав бросилась прочь. Сев в такси, которое все время ее ожидало чуть поодаль от входа, она выдохнула название кладбища Всех душ. Таксист взглянул на свою неугомонную пассажирку, но ничего не произнес. Молча тронул в места.
Юной Лид-Грейв было безмерно интересно, почему местом встречи выбрали Кенсал-Грин. До этого орден Новых Тамплиеров не клеймил себя излишним пафосом…ну, исключая само свое название, разумеется. Расплатившись с таксисом, она вышла из машины и с силой захлопнула за собой дверцу. Уже отсюда она слышала сладостные веянья давней смерти. И интриги.
К обусловленному месту Синяя шла не спеша, поскольку в запасе у нее еще были украденные у дядюшки Чарли минуты.
- Пш, - от размышлений ее отвлек очередной призрак, выглянувший из-за своего надгробия. Имя стерлось, как и две важнейшие в его биографии даты, но некогда Каролине он представился лично.
- Потом, Генри, у меня тут встреча, - шепнула Синяя.
- Если ты спешишь к очкастой дамочке, то, боюсь, она уже занята, - пожал плечами Генри и скрылся с глаз, не дав девушке переспросить. Что значит, занята? Свернув с тропинки, остаток своего пути до назначенного места Каролина преодолела крадясь меж могил. Сладостное веянье давней смерти угасало. Зато интрига набирала свои обороты. Очень скоро до нее и правда начали доноситься женские голоса.
Устроившись на корточках за одной из могил, Синяя мельком выглянула из своего укрытия, дабы убедится в правильности своих опасений. Одна из женщин выглядела точно так, как ее описали Каролине. Блондиночка же оказалась явно тут лишней. Но сиюминутно требовать права на связного Лид-Грейв благоразумно не стала, и оказалась права. Поскольку далее пошла речь о заговоре против Новых Тамплиеров, от дерзости которого голова шла кругом. Что за черт?
Первым порывом Каролины было броситься отсюда прочь и доложить об услышанном…кому-нибудь. Вторым, загрызть смутьянок без суда и следствия. Но убей она их сейчас вот так просто, без доказательств, кто ей поверит? Что до побега… когда это Лид-Грейв неслась сломя голову с поля брани?.. Ну, было раз. Отношения к сегодняшней ночи это никакого не имеет.
Решено.
Бесшумно выбравшись обратно на тропинку, Синяя снова включила плеер, но надевать наушники не стала, музыка и без того была слышна. Буквально через несколько секунд прерванная ранее песня закончилась, и Queen запели We Are The Champions, как Каролина сама только что решила, гимн ордена Новых Тамплиеров.
Насвистывая мотив, Синяя появилась в поле зрения так называемых заговорщиц. Сначала она прошла мимо, но затем развернулась и направилась обратно.
- Эй-эй, сигаретки не найдется? – спрятав руки в карманы, она натянула улыбку аж до ушей.

+2

5

Грэйс клюнула на заманчивое предложение. И пусть внешне её собеседница была серьёзна, но та сила, что стояла за обликом серьёзной леди ухмылялась как чеширский кот. Первая жертва заглотила наживку, хоть и задаёт вопросы.  Но, главное, она в деле. А вот и вторая жертва розыгрыша. Мимо парочки прошла милая девочка. Отлично! Она пришла точно в назначенный срок. А, значит, теперь можно спокойно разыграть критическую ситуацию. Ох, как же давно не было таких интриг!?  Внутри женщины по имени Афродита зашевелились воспоминания того, кого звали Локи. Однако к делу. Когда девушка прошла мимо, Афродита быстро шепнула Грейс на ухо, сообщая о том, что планы меняются.
-Чёрт, это связной. Помните, теперь вы тамплиер. Связного вы не знаете, она должна сама подойти к Вам. Я сыграю роль вашего секретаря. По данным Тамплиеров я, то есть вы, особа состоятельная. Постарайтесь меня отослать. Как не вовремя.
Клюзо приняла совершенно невозмутимый вид. И вовремя. В этот миг Каролина обернулась и пошла обратно. Улыбаясь, девочка спросила сигаретку. Афродита закрыла от Каролины свою новую подставную хозяйку.
-Дорогуша, курить вредно. И не отвлекай мадам по пустякам.
Женщина отвернулась, давая понять, что на этом разговор окончен. Она повернулась к Грейс и сдержанным, учтивым тоном заговорила.
-Мадам, я очень волнуюсь. Эта встреча мне не нравиться. Ночь, кладбище. А вы ещё хотели идти одна. Тут же может повстречаться кто угодно!
Секретарь-шпионка покосилась на Каролину. Во взгляде женщины не было тревоги. Она смотрела на девочку так, как смотрят на людей преданные слуги своих состоятельных хозяев. В её взгляде читалось «знай своё место и сохраняй дистанцию». Голос так же не выдавал лжи или обмана. Если бы Каролина не слышала их разговора, она и не поняла бы ничего. Да, актёрскому мастерству женщины можно было только позавидовать.
-Я молю Вас, мадам, давайте уйдём. Я уверена, это какая-то злая шутка. Возможно ваши конкуренты в бизнесе…
Афродита замолчала, умоляюще глядя на Грейс. И так правдоподобно. Если бы не этот недавний разговор.

+2

6

Как-то все слишком быстро произошло. Стремительно, и Грейс не успела сориентироваться, хотя вроде бы для существа, которому не привыкать быть в постоянной готовности, живущему на лезвии бритвы, не привыкать к неожиданностям. Однако сейчас все было как-то не так, все неправильно, не по плану, с самого начала привычный ритм таких дел,провокаций, в которых Грейс приходилось до этого участвовать, встал с ног на голову. Это только в фильмах о шпионах все дерганно, на нерве, готовом вот-вот порваться от напряжения, с бешеными погонями и жесточайшей спешке. В мире, с которым Грейс была знакома не понаслышке,все совсем иначе. Подобные ей привыкли работать неспешно, размеренно и медленно, без неприятных неожиданностей и странного антуража в виде кладбища ночью, потому что все это только мешает удачному исходу дела. В свое время Гвиневер на своей шкуре убедилась, как может навредить нервное состояние, постоянное оглядывание через плечо и дерганное поведение, молодая была и глупая. Поэтому Грейс быстро нацепила на лицо маску непроницательности, которая выражала вежливую заинтересованность, не то учтивую, не то высокомерную, какой только и могла быть удостоена особа, вышедшая из темноты. А внутренняя Гвиневер бесновалась от любопытства и нетерпения.
Один только жест - властно поднятая рука с мягко сложенными пальцами, знак неуемной секретарше замолчать, жест, который внимательному наблюдателю сказал бы сразу очень многое стоящей перед ним женщине, но едва ли вчерашний ребенок, явно пришедший поиграть в шпионов, может прочитать скрытую силу и властность в этом коротком и плавном движении. Потом было резкое и короткое движение головы, покуда глаза даже не смотрели в сторону подчиненной, приказывая ей уйти и оставить их наедине. Истинно властным натурам не нужны слова. Хочешь произвести впечатление - молчи и позволь телу говорить за тебя, потому что слова пусты, слова легко заворачиваются в саван лжи и обмана и мертвыми ложатся в могилы их памяти и обещаний, что они дают друг другу. Поступки и жесты, язык тела, которому специально обучают рекламных агентов, юристов и других людей, каждый день имеющих дело с тоннами лжи и притворства, - главное, оружие на пути к сердцу клиента.
Когда Афродита ушла, оставив их, Грейс наконец посмотрела на связную. Соизволила посмотреть, сверху вниз, даже не потрудившись опустить голову. Вспиминались годы при королевском дворе, где на нее так смотрела королева Анна, а она смотрела на своих служанок.
Молчание. Никогда не заговаривай первой. Негласное правило в таких делах.

Отредактировано Grace Livermore (25.01.2013 01:33:12)

+2

7

Губы Каролины опустились, совсем чуть-чуть, отчего улыбка Синей стала глумливой. Слегка прищурившись, она исподлобья еще какое-то время смотрела на даму в очках, «соизволившую» прочитать ей мини лекцию о вреде курения. Что, она появилась раньше планируемого? Спутала их планы? Тогда какой резон был звать ее на кладбище именно в это время? Каролина же была пунктуальной: не убавить, не прибавить. Странные дела творятся, ох, странные. Но настойчиво Синяя решила остаться в этой игре, как на заказ, они стояли на ее территории. 
Проводив тем же взглядом подставную секретаршу, Каролина обратила все свое внимание на блондиночку. Такая все ухоженная, аккуратная, официальная. Смотрела на девчонку-посыльную снисходительно и сверху-вниз. Умело, впрочем, даже как-то по-настоящему, Каролине сразу захотелось сделать реверанс. Но вместо этого она не сменила линии своего поведения ни на дюйм и также нахально пялилась, стоя перед незнакомкой в расслабленной фривольной позе. Она не спешила говорить, Синяя тоже. Зато за это время ей представилась возможность узнать противника в лицо получше. Пытливо и беззастенчиво она продолжала разглядывать незнакомку на протяжении долго длящихся ночных минут: оценила длину волос, высоту скул и лба, цвет глаз и даже размер груди. Затем Синяя потянулась к рюкзаку и достала из бокового кармана прихваченную утром со столика мамину пачку сигарет и собственную металлическую зажигалку. Затянулась один раз и выпустила дым в сторону. Настало время импровизации. И импровизировать Синяя начала нарочито грубо, говоря практически противоположные вещи, нежели ей удалось подслушать несколькими минутами ранее, надеясь тем самым сбить оппонентку с толку.
- Вообще-то у меня устное сообщение, - произнесла Каролина, слегка растягивая слова. – Поскольку господин Р очень осмотрителен и не желает, чтобы его связь с орденом Новых Тамплиеров была раскрыта. Но прежде чем я скажу что-либо, мне необходимо удостоверится, что при вас нет никаких диктофонов и жучков. И на вашей секретарше тоже, - это она сказала на тон громче. – Так что зря вы отозвали своего спаниеля.
Сказав это, Каролина снова затянулась и уже морально приготовилась к любому повороту событий.

Отредактировано Caroline Leed-Grave (27.01.2013 22:46:54)

+1

8

Афродита ушла, повинуясь немому приказу своей мнимой хозяйки. И, стоило ей скрыться с глаз девушек, секретарша исчезла. Будто и не приходила она на кладбище. Ни запаха, ни следов на земле. И только гнетущее чувство слежки. Будто за девушками следит некто невидимый. Поэтому, когда девочка-грим потребовала обыска с секретарши, ей никто не ответил. И ждать было бесполезно. Теперь явно в шпионской игре участвовали только две фэйри. Одна врала, что она тамплиер, вторая нагло лгала, что у неё устное сообщение. И обе жертвы не догадывались, что им наврал с три короба один наглый дух. И этот дух не собирался так просто пускать всё на самотёк. В тот миг, когда девушки пристально изучали друг друга, мир вокруг них едва заметно дёрнулся. Ничего не изменилось, на первый взгляд. И запахи и ветерок – всё было прежним. Да вот только мир был другой. Реальность, созданная Паком, сомкнула свои челюсти, запирая в себе двух девушек. И прежде, чем Каролина и Грейс успели сказать друг другу ещё что-то, ветер донёс до них грубые мужские голоса.
-Новые тамплиеры. Наглые выродки и сопляки. Использовать имя нашего ордена.
-Спокойствие, Эдвард. На этом кладбище начнётся гибель этих самозванцев.  Когда мы сорвём сегодняшнюю встречу и добудем документы, их судьба будет предрешена.
-А посыльный с членом ордена?
-А их в расход. Тут и похороним.
К тому месту, где стояли девушки, вышли два мужчины. Телосложение их было крупное. Массивности им предавали стальные нагрудники. У пояса каждого висели мечи, спрятанные под широкими подолами кожаных плащей. Эти два персонажа будто сошли со страниц рассказа в жанре городского фентези. Нео-рыцари бросили взгляд на фэйри и обнажили свои клинки.
-Не дёргайтесь, дамочки, бежать некуда. Отдайте документы, и ваша смерть будет быстрой. Иначе, клянусь орденом Тамплиеров, мы сдерём с вас кожу живьём.
И как бы в подтверждение того ,что бежать некуда, к месту действия вышло ещё с десяток человек. Одеты они были не так «стильно», как первые два. Не было нагрудников, а вместо мечей были копья и арбалеты. Ясно, что те, кто показался первыми, били у этой группы главными. Но бежать было действительно некуда. Иначе был риск получить арбалетный болт в спину.
-Не тратте наше время. Отдавайте.
Один из рыцарей, по голосу тот, кого назвали Эдвардом, двинулся к Грейс и Каролине с протянутой рукой. А по кладбищу пронёсся лёгкий ветерок. И это дуновение отозвалось игривым хохотом в листве и траве. И этот ветерок должен был пробудить в Грэйс память давно минувших лет. Ведь когда то она и многие другие фэйри слышали такой ветер в лесах Англии. И частенько чертыхались и оглядывались после этого. Когда то она помнила, что это значит. Но давно забыла. Да и все старые представители сказочного народа забыли, ведь обладатель этого смеха в листве давно сгинул. Не то просто пропал, не то убит ангелами или демонами – ни кто точно не знал.

+2

9

Так касался когда-то лесной ручей щеки.
Так распутывал и снова превращал в неразборчивый клубок ее волосы ветер, несший запах цветущего клевера от холмов Мираддин Гвилион. Так он смеялся в плакучих кронах над той самой рекой, над которой оплакивал Рыцарь Озера свою горемычную жену, и вплетал полевые цветы и его причитания в волосы той, что была с ней одного имени - память земли, ее горячее дыхание, ее теплые материнские руки, упокаивающие и рождающие на свет фэйри. Так плакал он над увядающими полями и уходящими лесами, сколько же она не слышала его - голос древности, седых холмов над Сен Маг, звон кольчуги Ма Риоган, проносящейся со своей свитой над полями битв, где белый дракон и красный дракон бились, вгрызаясь друг другу в глотки, пока  окровавленные поля не засеяли, пока не проросли тугой травой тела погибших, и только красный  клевер на холмах Морага, вокруг раскалывающего пополам небо Гластонбери, у камня с высеченным на нем именем помнит о том, как пьяна и сладка была эта кровь. Сколько же лет прошло... Гвенвивар, фэйри из холмов, лепесток, последний подхваченный ветром, чудом избежавший пожара, что пожрал лесные кроны, сохранившие звенящий смех, сколько тебе самой лет? Сколько веков назад шумел плющ на стенах Каэр Домналла, когда ты впервые прошлась под руку со смертным мужчиной по шелковой траве, там, где теперь только камень и серое небо над дивным когда-то холмом? Сколько лет прошло, сколько поколений людей сменилось с тех пор, как Остров Яблок затворил свои врата? ты осталась тогда здесь, хотя тебя и звали, так сколько же лет с тех пор прошло, Белый Цветок? Сколько?
Она сразу узнала этот смех в старых тополях - реальность сплыла лишь на мгновение, но и оно длилось бесконечно долго и могло бы длиться еще дольше, не прерываясь, если бы Грейс не вспомнила, где находится и что делает, зачем она тут и зачем пришла вообще на эту встречу. И в который раз мысленно она была готова проклинать свою самонадеянность, которая опять не прислушалась к многовековому шестому чувству, идущему из глубины веков, что она снова, как маленькая глупая фэйри, едва родившася на свет кинулась в омут новых впечатлений, риска, игры на грани фола, как говаривали люди. Сейчас было не до причитаний, отчитать себя она успеет и потом... если это потом будет вообще. Грейс зачем-то схватила девчонку за плечи и прижала к себе, снова вслушиваясь в ветер в редкой листве, надеясь еще раз услышать знакомый смех в кронах и в темноте, разбавленной процеженным электрическим светом.
- Я смотрю, вы, мальчики, решили поиграть? - Грейс затолкнула девицу, свалившуюся на ее голову девицу за спину, на ходу изобретая план, как им выкрутиться из этой ситуации. В следующий момент из темноты вышли шестеро мужчин, и Грейс улыбалась, видя реакцию тамплиеров - пускай это всего лишь иллюзии и убить не могут, но шестеро прославленных рыцарей Круглого Стола во главе с самим королем Артуром и та достаточное зрелище, чтобы надолго впасть в ступор от увиденного. Не говоря о том, что за столько лет практики Грейс неплохо поднаторела в иллюзиях, добившись от них хотя бы того,чтобы сквозь них нельзя было пройти, как в фильмах про привидения.
- Беги давай! - шикнула она девчонке, толкая ее вперед, куда-то по одной из аллей кладбища,когда рыцари сомкнули строй пред ними, преграждая горе-воинам путь. Времени было не очень много.

+2

10

«Не подобает приличным девочкам слоняться ночью, особенно по кладбищам», - не то что бы Каролина когда-либо слушала подобные нравоучения, но до десяти не вполне сознательных лет они, по крайней мере, присутствовали в ее жизни. После же того, как Даяна забрала ее к себе, нравоучения закончились совсем. Однако Синей до сих пор было до одури, выражаясь ее собственным языком, интересно, от чего же хотели ее уберечь горе-воспитатели? Уж явно не от подобного.
На краткий миг после появления странноватых и явно агрессивных незнакомцев девочка впала в оцепенение. Вот это да! Вот это, называется, влипли! С малых лет ей приходилось встречаться с множеством приведений-шутников, не брезгующих подтрунить над неопытной полукровкой, но эти времена давным-давно прошли. И Синяя научилась не только не бояться, но и отличать своих кладбищенских «друзей» от прочей чертовщины. А это было еще той чертовщиной.
Пришла в себя Лид-Грейв, когда цепкие пальчики блондиночки ухватили ее за плечи. Каролина хотела было начать брыкаться, но уловила в действиях женщины жест покровительства. Вцепившись в собственный рюкзак, она послушно перекочевала за ее спину и как-то даже по-щенячи взвизгнула, когда из ночного мрака выступили еще несколько фигур… Девочка еще раз взвизгнула, но на этот раз уже озаренная догадкой, что прячется за спиной не простой смертной, а настоящей фэйри, умеющий вытворять незаурядные фокусы.
На поступившую команду бежать Каролина отреагировала незамедлительно и резво бросилась вперед по аллее, по которой несколькими минутами раньше добиралась до места загадочной встречи. Размышлять о странностях всех сегодняшних приключений было некогда, Каролина разумно решила отложить подобное удовольствие на потом. Оставался маленький пустяк: остаться в живых. Пожалуй, Синей бы удалось беспрепятственно побежать до выхода из Кенсал-Грин и тем самым выручить собственную шкуру, но дух героизма витал где-то рядом.
- ГЕНРИ! – заорала Каролина и затормозила у могилы приятеля так, что едва не свалилась в кусты.
- Я мертвый, Синяя, а не глухой, незачем так…
Договорить он не успел, рюкзак Каролины рухнул на землю и затолкался ногой за могильный камень.
- Пригляди за ним, Генри, - снимая куртку бросила девочка, - увидишь кого в поле своего зрения – ори как я!
По-армейски быстро Синяя скинула с себя всю одежду, умилительно улыбнулась по-джентельменски отвернувшемуся в сторону Генри, и затолкала все за ту же могилу.
- И за этим тоже.
Приняв позу высокого страта, она загребла ногтями черную кладбищенскую землю и с перекатистым рыком выгнулась в позвоночнике. Она тенью пересекла расстояние в несколько стремительных прыжков, и уже через пару мгновений из-за спины Грейс, издавая низкий приглушенный рык, мягкой поступью вышел огромный черный пес. Пускай для грима полукровка была не так уж и велика, это не отменяло ее внушительных размеров. И уж тем более хотя бы половины того, на что он способен на земле мертвых.

+2

11

Шестеро рыцарей в полных доспехах. Зрелище завораживающее и внушительное. Грейс воспроизвела короля Артура и его верных рыцарей в точности такими, какими их запомнила в расцвете сил. Высокие, широкоплечие. И рыцари-тамплиеры дрогнули на мгновение. Даже их предводители отступили на шаг. Но только на шаг. Властный женский голос их остановил. Голос был ледяным и жестоким. Из темноты за спинами тамплиеров вышла женщина в длинном чёрном платье в сопровождении рыцаря, выглядящего в точности, как рыцари короля Артура. Вот только доспех его был цвета ночи. Чёрный, без единого светлого пятнышка, не считая нанесённого на нагрудный панцирь герба тамплиеров.
-Чего вы боитесь? Теней из прошлого? Эти люди мертвы уже многие века! Вас пытается обмануть эта ведьма. А что мы делаем с ведьмами? Взять её живой. Её необходимо сжечь.
Немного странно было слышать подобные слова от чёрной ведьмы. Тем более столь известной. Хотя на лице Морганы и заметны были следы времени и тёмной маги. Однако в современном мире и самая распутная ведьма могла выдать себя за святую.
Тамплиеры стали окружать Грейс. Фейри уже взяли в полукольцо., как вдруг из-за её спины выскочила огромная собака.  На вид это был грим. Очень молодой грим. А биться с гиримом на кладбище опасно. Обе стороны застыли в нерешительности. С одной стороны – фэйри и грим. С другой обычные люди и ведьма. Как не печально, но на стороне чёрной ведьмы был численный перевес.
А чуть по одаль от места событий призрак Генри заметил возле вещей Каролины силуэт человека. Весьма странный тип вырос около рюкзака, будто из-под земли. В чёрном смокинге на голое тело весь увешан амулетами и оберегами. На голове цилиндр, в зубах сигара. Кожа чёрная, а на лице нарисован череп. Незнакомец широко улыбнулся призраку и приставил указательный палец к губам. И призрак будто оцепенел. Дым, который выдохнул странный чернокожий парень, окутал бедного Генри, не давая ему пошевелиться или произнести хоть слово. А улыбчивый африканец взял рюкзак и одежду Каролины и быстренько смылся, растворившись в темноте.  Дым, парализовавший Генри, исчез через несколько минут. Призрак смог отправиться к Каролине, дабы сообщить о пропаже её вещей.
А тем временем тамплиеры уже окружили девушек. Драка была неизбежна. И исход её был очевиден. Чёрная ведьма посмотрела на их компанию и рассмеялась.
-Я даже не буду тратить на вас силы. Вы жалки. Щенок, мнящий себя страшной собакой и фэйри, уже и забывшая, кто она. Разберитесь здесь сами.
Моргана ушла во тьму вместе со своим телохранителем в чёрных латах, а тамплиеры издали воинственный клич и бросились в атаку. Без Морганы и Чёрного рыцаря шансы девушек резко возросли. Теперь, когда Каролина обернулась в свой более грозный вид, а Грейс была готова драться, они могли победить.  Однако рыцари не спешили исполнять приказ Морганы. Они с опаской поглядывали на Каролину и Грейс. Среди рядового состава пролетел шепоток, что на самом деле их женщина-предводитель испугалась и сбежала. Кольцо вокруг девушек перестало сжиматься, и появилась брешь, через которую девушки могли сбежать. Правда один из предводителей рыцарей всё же бросился в атаку, желая подать пример своим людям. Но пример не нашел своего зрителя, поэтому рыцарь налетел на готовых к бою девушек в одиночку. Мечь обрушился на голову Грейс и прошел сквозь неё. Тамплиер оказался иллюзией. Бесплотной иллюзией. Хотя только что казалось, что он был абсолютно реален. Но теперь девушки могли увидеть, что все тамплиеры немного просвечивали. И  выходило, что Чёрная ведьма обманула Грейс и Каролину? Или и Моргана с чёрным рыцарем были миражами? Но их злая сила была так ощутима.
А в листве опять прозвенел смех. Те же нотки, что и ранее. Весёлые, задорные.
Тем временем иллюзии тамплиеров стали таять. Девушки могли вернуться к своим ложным миссиям. Вот только найти документы ни Грейс ни Каролине было не суждено. А малышка грим, в добавок, осталась и без одежды. Но это им только предстояло узнать.

+2

12

Каролина притихла, забыв даже шевелиться. Лишь легкий ветерок колыхал на ее спине волоски короткой шерсти. Она прислушивалась. Прислушивалась к кладбищенской тишине, к дыханию по близости стоящей фэйри, к звонкому переливистому смеху, блуждающему среди деревьев. Мысли в голове Синей стали похожи на клубок ниток, с которым в детстве Каролина училась вязать на спицах, но где-то среди этого хаоса загорелась красная лампочка: ее надули. Все верно, ее надули! Как школьницу-малолетку обвели вокруг пальца. Синяя снова зарычала. Ох, как она была зла! Нет ничего страшнее ущемленной гордости того, кто ставит себя выше собственной головы.
Тяжелый взгляд желтых глаз грима подозрительно лег на Грейс. Она намеревалась угрожающе зарычать, поскольку отнюдь не была уверенна в непричастности новой знакомой к разыгравшемуся иллюзорному представлению. Но ее прервал крик Генри. Нутром чуя неладное, она поплелась в сторону, где несколькими минутами ранее оставила своего мертвого друга.
- Я не виноват! Не виноват, Каролина! – захныкал дух, увидав угрюмого грима. – Он как из земли вырос. Я и пискнуть не успел, как он…
Пес скрылся в тени надгробного камня, и мгновением позже из-за него высунулась белобрысая голова полукровки. Сложив руки на плите, словно на парте, Синяя хмыкнула.
- Кто он, Генри?
- Я не знаю. Африканец. Был в костюме и цилиндре, на лице череп.
- Самди? – удивилась Синяя, но тут же напустила беспристрастный вид. – Не неси пургу.
- Да чтоб мои кости черви съели!
Лид-Грейв продолжила бы разбор полетов, но вот лондонская ночь, пускай и летняя, не шибко располагала к посиделкам нагишом. Прижавшись к камню телом, девочка начала чувствовать, как вся кожа покрывается мелкими пупырышками. Срамное положение, даже если твое унижение видит один лишь неприкаянный дух.
- Ладно. Сперва верни мне мою одежду, а потом поговорим, - сказала Синяя и осеклась, заметив перемену в лице Генри. – Что? Нет, только не говорим мне, что он…?
- Я ничего не смог сделать, он меня заколдовал!
- И рюкзак забрал? – взвизгнула девочка.
- И рюкзак забрал, - виновато признал дух.
Ей захотелось завыть, но пришлось стиснуть зубы от холода. Что же она теперь скажет? Что ее надули? Кто? Старые тамплиеры, Моргана, Самди? Или одна блондинистая фэйри? Ей начинало явственно казаться, что доберись она сейчас до кого-то живого из плоти и крови – прольется горячая кровь.

Отредактировано Caroline Leed-Grave (17.03.2013 18:38:24)

0

13

Бедняжка Каролина стояла за могильной плитой, скрывая наготу от Грейс и Генри. Призрак выглядел растерянным. А вот Грейс была странно невозмутима. Она отвернулась и от призрака и от девушки. Потом она обернулась. На лице Грейс читалось одновременно призрение, надменность и ехидство.
-У, у маленькой девочки украли вещи. И как же ты теперь оправдаешься перед своими хозяевами? Ха! Наверняка получишь газетой по носу. Только не плачь, а то простудишься.
Женщина разве что не хохотала, глядя на попавшую в трудную и очень обидную ситуацию девушку. И такая разительная перемена от рассудительной бизнес леди до глумящейся стервы была странной. Ну, зачем ей сейчас так говорить? Можно же было попытаться помочь, втереться в доверие. Однако Грейс в открытую злорадствовала и смеялась над Каролиной.
-Что? Холодно стоять посреди кладбища, в чём мать родила? Чувствуешь себя обманутой?
Неожиданно лицо Грейс заменило лицо Морганы. Той самой, что несколько минут назад приказала их убить. Теперь-то всё, вроде бы, вставало на свои места. Всё это было фарсом феи Морганы. Это не какой-то потомок царей собирался объявить войну Новым Тамплиерам, а Моргана. Одна из главных злодеек сказочных народов. Неужели всё это представление было для того ,что бы умыкнуть документы, доверенные Каролине? И даже Санди был в этом замешан. А стало быть задание своё Лид-Грейв полностью провалила.
-Прощай, недотамплиерка. Приятно было навешать на твои собачьи уши лапши.
и злобно хохоча, Моргана исчезла, точно так же, как и пять минут назад, оставив Каролину один на один с её бедой.
Ветерок пробежался по кронам деревьев, в третий раз разнося звонкий смех. Только теперь этот смех прозвучал не со всех сторон и вроде бы неоткуда, как в прошлые разы. Звук шел прямо из-за спины Каролины.
-Ха-ха-ха… надо же. Срамота-то какая. Ты бы прикрылась. Светишь прелестями во все стороны. Так и мёртвых недолго поднять.
За спиной у Каролины, на соседнем надгробии, скрестив ножки, сидел настоящий эльф. Ростом он был не больше пятилетнего ребёнка. Уши острые, глаза хитрые. Одежда, казалось, была сплетена из травы, паутины и листьев. Эльф Пак смотрел прямо на Каролину, не отводя взгляда и улыбался.
-Ну чего уставилась? Эльфа не видела никогда что ли? Ха-ха. Или стесняешься кого? Ты не волнуйся, про твой стриптиз тут ни кто не будет распространяться. Все будут хранить гробовое молчание.
Эльф улыбнулся, показывая ряд маленьких и острых зубов.

+1

14

Каролине было холодно, обидно и стыдно. Оставалось только гадать, посылку какого особого содержания ей поручили, если учитывать, что раньше ей доверяли разве что кексы из ближайшего кафетерия. Быть может, это был этап инициации? Но почему ее в таком случае не предупредили? С другой стороны, а должны были? Настоящий рыцарь должен быть готов всегда, готов ко всему!
Это что же тогда получается? Она провалила испытание. Гуляй, девочка. Или это и вправду заговор против Новых Тамплиеров? Вопреки всему разумному, Синяя уповала на более глобальный вариант неприятности, потому что он непосредственно касался не только лишь ее одной.
Однако было кое-что еще. Факт абсолютной наготы едва ли не доводил Каролину до слез. В столь проблемных ситуациях Синяя обычно пыталась представить на своем месте Даяну и следовать предполагаемому примеру матери. Но едва ли старшую Лид-Грейв хоть сколько-нибудь смутила вставшая ребром проблема. Наоборот, она бы сочла это крайне забавным. Боженьки, только бы она не узнала!
Появлению маленького человечка за ее спиной Каролина честно постаралась уже не удивляться. Эльф в сегодняшней неразберихе был лишь верхушкой айсберга.
- Видела, - протянула она, состроив физиономию великого скептика и слегка прищурив глаза. – Только обычно это были переростки под восемь футов, затягивающиеся в сквере косячком.
       Перебравшись за другую сторону надгробия Генри, Синяя недоверчиво уставилась на малыша, ощущая, как медленно внутри закипает новая порция злости. В голове начало крутиться одно лишь слово: «надувательство».
Шикнув, Каролина подозвала друга-призрака к себе и что-то активно зашептала ему на ухо. Бедолаге оставалось лишь кивать. Получив от Генри последний кивок, девочка снова перекинулась в грима и, молниеносно выпрыгнув из-за своего укрытия, нависла над Паком, угрожающе скалясь.
Кашлянув в кулак, призрак виновато произнес.
- Она сказала, что если ты сейчас же не объяснишь, какого хе… - Генри запнулся, пытаясь переконвертировать слова своей подруги, избегая грубой дословности, – что тут происходит, то она тебя сожрет. Съест, да.
Подтверждая слова призрака, Синяя издала гортанный рык, в котором, если постараться, можно было явственно услышать: «сожру».

Отредактировано Caroline Leed-Grave (22.03.2013 16:36:38)

+1

15

Каролина повела себя именно так, как должна была повести себя крупная хищница. Однако она сделала одну ошибку. Пака нужно хватать за горло зубами – тогда есть шанс его удержать. Но девушка этого не знала. Шкодливый эльф усмехнулся в лицо гриму в лицо, точнее в морду, и без труда выскользнул. Эльф оказался верхом на Каролине, почесал её за ухом и вспорхнул на надгробие.
-О, хахаха…. Я обязательно расскажу, что здесь происходит. Но только если вы отгадаете загадку, да!
Пак кружил над Лид-Грейв и Генри и улыбался им. Хитрая ухмылка на личике эльфа не сулила лёгких детских загадок. Весёлый маленький человечек парил в воздухе над Каролиной и Генри. Казалось угроза быть съеденным его не пугала.
-Вам две загадки загадаю. Коль вы ответите на них, вам всё откроется тогда. И так, загадка номер раз.
Эльф уселся на надгробие, закинул ногу на ногу и с видом знатного лорда принялся декламировать загадку.
-Надгробный хлад меня согреет. В дожде явлюсь пред очи ваши. И коль уж хворь вас одолеет, то вою я не хуже банши. Я провожу и в Рай и в Ад, и напугаю до икоты. Но Добрый Малый говорит, что смертному не причиню вреда, так кто же я?
Пак повис над девушкой вниз головой.
-Думай. И слушай вторую загадку. Отгадаешь обе – узнаешь, что происходит. Без обмана. Я же самый честный из фейри, да?
Эльф подленько улыбнулся. Конечно, будь на месте Каролины фейри постарше, это заявление не прокатило бы. Все фейри знали – безоговорочно доверять Паку опасно и глупо.
-Загадка номер два проста. Всё крутится вокруг креста. А у креста сигара, ром и шляпа. Подсказки я ясней не знаю. Я души мёртвых забираю. Я по ночам брожу, гремя костями. Все вы однажды будете на празднике моём гостями. Ответь же, правды не тая, кто же на самом деле я.
Эльф закончил последнюю загадку и облокотился на надгробие Генри, ожидая ответа. Он смотрел на Каролину с вызовом. Видимо поиграть в сфинкса Пак намеревался очень давно. И обставил это так, будто за правильную отгадку Каролину ждали несметные богатства, а Генри и вовсе мог воскреснуть. И если озвученные загадки были относительно просты, то главная загадка так и не прозвучала. Загадка о том, сдержит ли проказник обещание.

Отредактировано Robin Goodfellow (25.03.2013 22:13:53)

+1

16

После того как Пак продекламировал вторую загадку, на кладбище воцарилась по праву именуемая гробовая тишина. Призрак Генри в упор смотрел на грима; грим в упор смотрел на эльфа, правда, уже не скалясь и не рыча. Каролина размышляла. Нет, не над загадками, а над причинно-следственной связью всего, что тут происходило, происходит и будет происходить в ближайшее время этой бесконечно долгой ночи.
Да, Каролина и сама любила поиграться, пользуясь своим маленьким преимуществом над обыкновенными людьми, но совсем не принимала факта того, что играются с ней самой. Эта нахальная морда знала, что неведомо ей и теперь откровенно потешалась над ее не очень красивым положением. Но факты таковы: она осталась без документов и без вещей (что из этого было для нее проблематичнее, увы, Лид-Грейв сама толком не определилась); сдержит ли человечек обещание или нет – не известно. С другой стороны, что она теряет от того, что ответит на обе загадки? Не содержит ли это в себе какого сакрального смысла? Пак ведь так и не сказал, что будет, если она ответит не правильно. Но Лид-Грейв была слишком самоуверенной для подобных вопросов. Единственное, для ответа ей снова нужно было принять человеческий облик. Догадавшись об истинных метаниях девушки, Генри осторожно поинтересовался.
- Может, мне ответить, Каролина?
- Нет, - сказала как отрезала.
Выпрямившись, Синяя более не стала прятаться за надгробной плитой. Уперев руки в бока, она также с вызовом посмотрела на Пака. Спустя мгновение полукровка бесшумной поступью начала бродить вокруг надгробья, то и дело царапая холодный камень, оставшимися после обращения в грима когтями. Поразмыслив над всем этим безобразием, Генри все же решил не возникать.
- Ответом на первую загадку будет мой отец; на вторую, - начала Синяя тихо и вкрадчиво, но с каждым слогом ее голос повышался, - тот гад, что своровал мои вещи. Церковный грим и Барон Суббота. Я выполнила твое условие: теперь либо выполняй свою часть уговора, либо вали!
- Синяя…
- Заткнись, Генри! – рявкнула Каролина, обрывая все благие намерения призрака предостеречь свою подругу. Молодая кровь закипала, гордыня зашкаливала. Ни с тем, ни с другим юная Лид-Грейв еще не умела справляться.

+1

17

Пак, сидя на надгробии, захлопал в ладоши и засмеялся.
-Точно! Всё правильно сказала! Хорошая порода у тебя. Сметливая. Вот только горячая больно. Уж и не знаю, от папаши или от матери.
Только теперь и Синяя и Генри увидели в пальцах Пака сигару. Странное сочетание. Вот только именно эту сигару Генри видел совсем недавно.  А Пак, не смотря на свои размеры, спокойно затянулся и выпустил клуб дыма, полностью его скрывший. Казалось бы, вредный эльф задумал смыться, оставив Каролину в дураках. Уж лучше бы так оно и было. Но, к ужасу Генри, из столба сигарного дыма на просторы кладбища шагнул весьма элегантно одетый африканец в цилиндре. Перед Синей  и призраком стоял самый настоящий лоа. Барон приветственно склонил голову  и снял шляпу. А потом вытряхнул из шляпы одежду Лид-Грейв. Собственно, сейчас девушка могла спокойно забрать всю свою одежду. А вот документов не было.
-Оденься, дочь могильного. Повеселились и ладно. Не пускать же тебя нагой домой. Но сначала серьёзный разговор.
Самди затянулся, глядя, как девушка одевается. Выдыхаемый им дым складывался то в черепушки, то в кресты или в куколки вуду. Дождавшись, когда одежда вновь укроет наготу своей хозяйки, лоа продолжил.
- Мне вот любопытно, зачем ты носишься на побегушках у тамплиеров? Прямо как дрессированная собачка? Или у чудного народа уже гордости нет? Или ты думаешь, что тебя на равных примут в организацию, созданную ангелами для своих целей? Со всеми этими фанатиками? Что бы нелюди иметь в подобном ордене хоть какие-то права, нужно иметь связи. Или ты согласна всю жизнь таскать им тапки?
Сейчас Самди разительно отличался от весёлого и беззаботного скелетона, в которого верят люди.  Он не смеялся, не шутил. Он говорил серьёзно и о серьёзных вещах. Правда, это могло только раззадорить девушку.

+1

18

Самди вытряхнул ее одежду из цилиндра, словно фокусник кролика. Несмотря на таковое желание, Каролина воздержалась и не рванулась к вернувшимся в ее распоряжение вещам. Гнев на ее лице сменился на физиономию Великого Скептика Мира, хотя внутри себя Синяя верещала как маленький щенок. Не каждый день представляется возможность увидеть Барона Субботу собственной персоной.
Натягивая на себя вещь за вещью, Лид-Грейв сделала вывод, что выходя ночью на кладбище нужно, пожалуй, обходиться минимализмом. Комбинезоном, скажем, или платьем. И желательно без нижнего белья. Накинув, наконец, куртку и взгромоздив на шею наушники (Queen все еще допевали свой альбом), она подняла с земли рюкзак. Открывать его было без надобности, что убедиться: таинственных документов там нет. Пораскинув мозгами, Каролина не стала возмущаться. Во всяком случае, пока. 
Лоа терпеливо ждал, когда она будет готова, призрак Генри молча стоял в сторонке. Пусть он часто и ворчал на молоденького грима, что с ней нет никакого покоя в загробной жизни, тем не менее, не мог не признать, что без ее выделывания все было бы иначе. Скажем, как сто лет назад, и двести…
Каролина же несколько озадачилась той серьезностью, с которой к ней обратился Самди. Ей ли не знать, с какой охотой люди клеят ярлыки своими легендами на все, что им предстояло увидеть хоть раз. Тем не менее, сама Синяя в эти самые ярлыки верила, и несоответствие оным каждый раз вызывало у нее неподдельное недоумение. Вот и сейчас девушка уставилась на лоа как на инопланетянина, который оказался вовсе не зеленым человечком.
- Вообще-то, - в тон тону Самди начала Каролина, но тут ее самообладание как всегда не выдержало на самом ответственном месте и физиономия Великого Скептика Мира превратилась – как выражалась сама Синяя - в улыбку Гуинплена. Мало того, что ее сегодня надули, мало того, что надул ее Самди собственной персоной, так теперь он с предельной серьезностью спрашивает ее о том, на что ответа она сама не знает.
- Достопочтенный Барон, - растянув каждую гласную до предела, полукровка отвесила элегантному африканцу шутовской поклон. - Вы блистательны, великолепны, грандиозны! Если бы я знала, что мне предстоит когда-либо повстречаться с вами, уверяю, приготовила бы список эпитетов побогаче.
Обладая еще той юношеской способностью к копированию манеры речи и поведения окружающих людей, Каролина сама не заметила как переняла манеру вежливой дерзости у одного из маменькиных приятелей, которого Синяя терпеть не могла, но который иногда становился весьма полезен.
- Однако вам не кажется, что это не ваше, пардон, собачье дело? - "собачье" было употреблено в двух плоскостях одного контекста.

Отредактировано Caroline Leed-Grave (30.03.2013 18:46:46)

+1

19

Самди рассмеялся, когда Каролина рассыпалась в раболепных эпитетах, а потом нало намекнула, что её дела - не его, великого лоа, дело. Девочка была горда и независима. Точнее хотела таковой быть, не осознавая, что её используют, хотябы её же любимые тамплиеры. Но это было пороком млодости. Невинным пороком, который у многих не проходит с годами. Дух немного призадумался, пытаясь вспомнить себя в её возрасте. Пришлось признать, что подобных проблем у него не было.
-Знаешь, малышка, если бы ты знала, ты бы сюда, наверно, и не пришла. Но мне уж очень хотелось с тобой поболтать. Так что я решил поиграть с тобой. Уж извини.
Барон спокойно прохаживался рядом с девушкой. Вот только ростом стал поменьше. И как-то мускулатуры поубавилось. А самое главное - Самди резко побелел. Нет, не просто побелел, а приобрёл вполне европейскую внешность. Дух стал вполне привычным для Каролины современным молодым мужчиной. И при этом достаточно знаминитым и известным в Лондоне. По крайней мере у меломанов.
-Я вот просто хотел посмотреть, как себя поведёт сказочная юная особа, которая себя считает больше человеком. Понять, почему ты так прикипела к тамплиерам. Понять. И вот, верь или не верь, не догоняю. Считаешь. что выполняешь священную миссию во благо людей? Да вроде нет. Да и рыцари твои, если уж подумать, организация ангельская. А уж что создано этими голубями-переростками, то человека в конце к беде приведёт. Так, может, просто захотела увлекательной судьбы? Тайные общества, рыцари, герой, артефакты.
Робин заискивающе посмотрел в глаза Каролины. Он мило улыбался и продолжал спокойно рассуждать.
-Приключения. Ну разве это не интересно? И плюс, в таком обществе грех не найти своего принца. Вот только не долго твоему обществу осталось. И они, наверно, это уже знают. Не замечала у них волнений. А то мне последние несколько месяцев казаться стало, что небесная канцелярия ревизию на планетке собралась делать. Ну ты знаешь. Достойные да вознесуться, а гешники сгорят в огне. И всё из-за вечной грызни ангелов и демонов. Хотя. если по большому счёту смотреть, из-за грызни ангелов и ангела. Хоть и падшего.
Гудфеллоу остановился. Хотелось немного проследить за риакцией девушки. Но терпеть тишину Хаос не мог. Тишину, бездействие, покой. Это была его древняя суть. Суть древней силы, создавшей своим бесконечным движением тот материал, из которого Всевышний творил этот мир, приводя к порядку сотворённую беспорядочным движением материю.
-Я вот тоже люблю приключения. Сколько я наворотил в Асгарде. Приятно вспомнить. А как у Олимпийцев я стащил огонь. Для людей, между прочим. Ой, сколько всего было.
Робин хихикнул, видимо вспоминая одну из своих проделок.
-Я уже не говорю о мелких шалостях. А вот теперь хочу почудить по крупному. Да только одному скучновато. Вот и решил найт себе компанию. Так что моё тебе предложение. Приключения, драка с ангелами, с демонами, спасение человечества. А там, если живы будем, и принца тебе найдём. В конце, если захочешь, даже сделаю тебя чистокровнным гримом. Или человеком, как пожелаешь.
Дух улыбнулся Каролине, подмигнул заговорчески и стал ждать её ответа. Забавно, он так спокойно предложил вести войну с ангелами и демонами, будто пригласил на свидание. Или просто предложил морить тараканов. Нет, Робин, конечно же понимал, что лезет в серьёзные дела. И эту выходку ему не спустят просто так. Но таков уж был отец обмана. Если кидаться в авантюру, то с головой, не оглядываясь и не жалея. Важно движние. А тишина - это смерть.
-Нужно время подумать?

+1

20

Каролина молча наблюдала за передвижениями и преображениями лоа, слушала, но пропускала мимо ушей добрую половину того, что до нее так великодушно пытались донести. Сосредоточенность – вот ее слабое место; стоило ей даже и осознать степень серьезности, доносимой до нее информации, мысль все равно неизменно растекалась по древу.
- Стой-стой! – Лид-Грейв замотала головой, уперев руки в бока, и поглядела на Робина исподлобья, настороженно и как-то не особенно доверчиво. Впрочем, только лишь для вида. Поскольку уже тогда была готова идти с ним хоть мир спасать, хоть под венец идти, хоть…. Однако навязчивое слово «надувательство», все еще вертелось в ее белобрысой голове. Эдгар По писал о надувательстве как точной науке, выделяя у него аж девять признаков, и все были налицо. 
- Я тут быстро прикину, правильно ли я все поняла, а ты меня поправь, если что, - с этими словами Каролина начала разгибать пальцы. – Это ты подкинул мне дурацкие документы и, соответственно, назначил встречу. Притом не где-то ее назначил, а предусмотрительно на кладбище, дабы я, эдакая дурочка, смогла проявить себя чуточку более чем обычный человек. Далее, это ты придумал этот так называемый заговор против Новых Тамплиеров, разгорланил его во всеуслышание, чтобы уж точно… наверняка, и  исполнил последующие роли в этом самодельном шоу на одного. И теперь ты, ТЫ! Пак, он же Барон Самди, он же Локи, он же Прометей (я ничего не пропустила?), он же… он же… - Тут Каролина рассмеялась в полный голос. – Мистер Гудфелоу, ты предлагаешь мне присоединиться к тебе искать приключения за задницу, попутно и между делом спасая этот мир и людей вместе с ним от грядущего низвержения в тартарары!?
Увлечение Каролины орденом Новых Тамплиеров было сравнимо увлечению, скажем, рок-группы или каким неформальным движением. Где-то в глубине (а может и совсем даже на поверхности) она и сама понимала детскость и не соответствующую обстоятельством зрелость надуманных идеалов. Но как же! Разве могла молодая плоть и кровь смириться, когда кто-то тыкает ее носом?
Выдержав после своей тирады глубокомысленную паузу, девушка, наконец, произнесла.
- Я тебе сейчас врежу. Ты только стой прямо, не дергайся, пожалуйста, хорошо? – и, не дожидаясь ответа, какой бы характер он не носил, полукровка с размаху и не жалея сил вмерила Робину кулаком по челюсти.  Вполне удовлетворившись, она протянула ту же руку вперед.
- Вот а теперь по лапам! Каролина Лид-Грейв, приятно познакомиться.

0

21

Реакция девочки была более чем замечательной. Иного дух и не ждал. Правда удар Каролины был сильнее, чем он думал. В человеческом обличии он был более уязвим.  Ноги его подкосились. Но девушка протянула ему руку.  Робин не стал противится и принял помощь.
-Да знаю я, кто ты. И ты права, отчасти. Пак, Локи, Прометей и ещё много имён. О некоторых, возможно, даже не знаешь. Но для тебя буду просто Робином. Замазались, подруга?
Хитрый радиоведущий перешел на сленг. Видимо решил, что так Каролине будет удобнее. Робин потёр челюсть. Щека немного опухла. За прошедшие годы он привык изображать человека. И не упускал мелочей.
-В общем и целом ты права. Будем искать приключения. Правда время пока не пришло. Хотя оно и близко. Ну а ещё ты мне просто нравишься. Мятежный дух твой. Я люблю таких людей. С ними интереснее. Не скучно жить. Свобода, равенство. Нет войне и всё такое. Но заварушки будут, базара нет. У ангелов и демонов по этому поводу всё на мази. Отработанная схемка.
Робин пошел к выходу и поманил девушку. Казалось, что они ровесники. Собственно, образ жизни и репутация Гудфеллоу и предполагали, что он должен быть на короткой ноге с молодым поколением.
-Пойдём, чего тут торчать? Есть хочешь? Я вот голодный, как стая огров. Кишка кишке бьёт по башке. Тут недалеко круглосуточная кафешка. Угощаю. 
Робин зашагал с уверенностью человека, шагающего к гамбургеру. 
- Только чур друзьям не болтать, что, мол, ходила на свиданку со знаменитостью. Покараю жестоко. Так сказать, с божественным размахом. Ты мне поверь. Я с бароном ДеСадом знаком был. Уж насколько был извращенец, но предмет знал на отлично. Так что бойся.
Сказав это, Робин весело подмигнул девушке, давая понять, что всё сказанное всего лишь шутка.

0


Вы здесь » Les Quatre Cavaliers » Побочный » Заговоры, или где же правда?